6. СЛАДКИЙ ПОДАРОК ДЛЯ ДЯДЮШКИ ДИКОБРАЗА

 

Суслик оттащил в сторону Клопа, который прыгал вокруг стола, облизывался и от нетерпения даже похрюкивал, и осмотрел торт со всех сторон.

– Хороший тортик получился! – Суслик вытер руки о перепачканный кухонный фартук и снова отпихнул атакующего стол Клопа. – Когда же мы будем его пробовать?

– Не сегодня, – серьёзным голосом сказал Хомяк. – Сейчас я уберу торт в холодильник, и он постоит там до завтра.

– Как так?! – возмутился Суслик. – Почему?!

– Слишком много вопросов! – ответил Клоп, который без лишних слов понял, что к торту строгий Хомяк сегодня никого не подпустит. – Сам подумай!

Но Суслик и не думал думать.

– Почему? Почему?! – раскачиваясь на стуле, кричал он.

– Распочемучкался, – проворчал сквозь зубы Клоп.

– В волосах моих колючка, я мальчишка-почемучка! – отпарировал Суслик и, вытащив из-за уха сухую колючку репейника, метнул её в принца. Колючка попала тому прямо в бровь и накрепко прилипла к редким жёстким волоскам.

– Да что же здесь непонятного? – Клоп силился оторвать от брови надоедливый репейник. – Любой уважающий себя торт не хочет, чтобы его съели сразу после приготовления! Правда, Хомяк?

Старый гном кивнул.

Справившись с колючкой, Клоп метко забросил её в корзину для мусора.

– «Алиса в Стране чудес»! Книжка такая! Там Алиса с йогуртом разговаривает, а тот ей отвечает: не надо меня кушать, ложкой во мне ковыряться, нас же только что познакомили! – Клоп захихикал и вытер появившуюся в уголке глаза слезинку. – Смешно, правда? Тебе надо больше читать, Суслик, ей-богу.

– Куда уж больше, – отозвался Хомяк и повернулся к мальчику. – Не расстраивайся, Суслик. Завтра мы принесем наш торт на день рождения дядюшки Дикобраза, и ты его обязательно попробуешь.

– Я тоже хочу пойти на праздник! – снова влез в беседу Клоп. – Хоть меня и забыли пригласить.

– Вообще-то, звали всех. И тебя тоже! – не согласился Суслик.

– Неправда! – грозно сверкнул глазками Клоп. – Лично я не получал красивого приглашения в голубом конверте, перевязанном алыми и серебряными ленточками.

– На этот раз решили обойтись без конвертов, Ваше высочество, – Хомяк шутливо поклонился. – Всем предложили явиться просто так, без всяких церемоний, и никто даже не подумал обижаться. Кроме, конечно, тебя…

– Не устаю вам напоминать, – язвительно заметил Клоп, – что я не обычный босоногий клопик из леса, коим вы меня, наверное, считаете, а принц! – И, подняв вверх палец, торжественно провозгласил:

– Перед вами единственный наследник древнейшего рода лесных клопов! Все остальные клопы, которые называют себя принцами, обманщики и самозванцы! Мой папа – Великий Клоп Аркадий – предводитель семьи столь многочисленной, что мы одни заселили половину лесов Европы. Преклоните колени, простолюдины, иначе я за себя не ручаюсь!

Не любивший пустой болтовни Хомяк нахмурился.

– Если хочешь повеселиться, пойдёшь с нами просто так, без приглашения в красивом конверте. И преклонять колени мы не будем, не те времена.

Клоп обиженно надул щёчки.

Суслик тем временем сбегал в кладовку и принёс небольшой холщовый мешочек.

– Что это? – заинтересовался Хомяк.

– Сушёный ананас! – Мальчик рассыпал вокруг деревянной клубники красивые янтарные дольки.- Дикобразы их обожают!

– Дикобраз и зелёный горошек любит, но ты же не будешь украшать торт горохом! – Клоп хрипловато засмеялся. – Раз – горох, два – горох!

– Хорошая идея, Суслик, – одобрительно кивнул Хомяк. – Ну а теперь чистить зубы и спать!

Старик подхватил поднос с тортом и понёс его к холодильнику. Клоп внимательно следил за ним.

– Не забудь сказать имениннику, что клубника несъедобная! Иначе поломает наш добрый дядюшка Дикобраз два своих последних стареньких зуба. Будет неловко.

– У тебя память хорошая, ты и скажешь, – ответил гном, закрывая холодильник и для надёжности подпирая его табуреткой: дверца то и дело открывалась сама собой.

– А как фе фаленки? – невнятно замычал Суслик, начищая зубы веточкой пихты.

Хомяк всплеснул руками и выбежал из комнаты. Через минуту он вернулся домой хмурый, как туча перед грозой, а всё потому, что на одном валенке красовалось большое белое пятно птичьего помёта.

– Ёжки-поварёшки! – вздыхал Хомяк, работая щёткой.

– Это всё перелётные медведики, – догадался Клоп. – Весной они всегда из тёплых стран домой возвращаются. Дорога неблизкая, лететь долго, вот один и не утерпел. Или одна. Не поймёшь этих медведиков – мальчишки они или девчонки.

– Может, и медведики, – согласился Суслик, забираясь под одеяло. – А может, и кто другой. Честно говоря, испачкать валенки за целый день мог кто угодно.

– И то верно, – зажигая свечу, проворчал старый гном.

– Хомяк, сказку на ночь расскажи, – зевнул Клоп. – Как дракон рыцаря съел.

– Лучше я вам сегодня песенку спою, – предложил Хомяк. – Особенную.

– Почему особенную? – спросил Суслик.

– Потому что после неё послушным детям снятся красивые цветные сны.

– А непослушным? – тут же уточнил Клоп.

– А непослушные будут всю ночь икать.

И, присев на край кровати, Хомяк хрипло, по-стариковски запел. Старинная песенка была длинная и немного грустная, а заканчивалась она такими словами:

– Колотушка тук-тук-тук,

Спит животное паук,

Спит корова, муха спит,

Над землёй луна висит.

Над землёй большая плошка

Опрокинутой воды.

Спит растение картошка.

Засыпай скорей и ты.

В доме стало очень тихо. Лишь загадочные тени от свечи неторопливо блуждали по углам и стенам, да что-то негромко бубнил себе под нос задремавший на диванчике Клоп. Суслик засыпал, с удовольствием вспоминая прошедший день. «Ничего, что в футбол не поиграли, зато торт какой вкусный испекли, – думал он, медленно проваливаясь в сон. – Интересно, кто же всё-таки оставил странные следы на кухне?»

Хомяк ещё долго сидел, размышляя о чём-то своём. Потом он встал, поправил Суслику одеяло и, шлёпая босыми ногами по полу, побрёл в свою комнату. А старые валенки остались стоять в шкафу. На этот раз прогноза погоды сделано не было. Наверное, по запачканной обуви определять приход весны старый гном просто не умел…