Глава 19. Суслик рассказывает об Избе

 

Тихонько приоткрыв дверь, Суслик осторожно выглянул наружу. Опасности не было: злые осы давно вернулись в своё дупло. Гном махнул друзьям рукой, показывая, что путь свободен, и все выбрались из дома. Дорога предстояла недолгая: прямо до Избы вела широкая лесная тропа, словно ковром, укрытая старыми сосновыми иголками.

Впереди шёл неутомимый Суслик. Он прыгал через лужи, сбивал капли с листьев, крутил руками, ногами, головой и даже успевал собирать по дороге камушки необычной формы. Провинившийся Клоп тащил за спиной мешок с подарками. Он кряхтел, пыхтел и недовольно сопел, время от времени останавливался и начинал громко вздыхать, что-то недовольно бормоча себе под нос. За ними с гигантскими усами на голове следовал Таракан, издалека напоминавший недоброго космического индейца. Последним шагал Хомяк. Он шёл медленно, так что скоро отстал от убежавших вперёд приятелей.

– Притормози, Суслик, – попросил Таракан. – Расскажи, куда мы идём. Что за Изба такая?

– О, изба – это особое место в нашем лесу, – ответил гном, засовывая в рот тонкую сочную травинку. – Там проживает уйма разного народа. Все вместе, бок о бок, и каждый занимается своим делом, поддерживая общее хозяйство. Изба огромная, в ней три этажа, а последний целиком занимает Медведь. Вернее, Медведица. Зовут её Эльза. Очень большая и очень вредная, потому и живёт наверху одна.

– Один раз, – перебил его Клоп. – Эльзе показалось, что Хомяк недостаточно вежливо с ней поздоровался и какой тут шум начался! Как принялась она реветь и лапами махать, только успевай уворачиваться. Хомяку даже руку случайно сломала, силища то у неё ого-го какая! Месяц потом лечили старика. Причём больше всякой там малины или мёда любит мел, глупышка.

– Мел? – не поверил Таракан. – Откуда же она его берёт?

– Так прямо под ногами! – ответил за Клопа Суслик. – У нас в лесу есть редкое место, где сосны растут прямо на мелу. Называется меловый бор. В общем, если захочешь с Эльзой подружиться, надо сбегать и поискать для неё этот странный десертик. А вообще-то она мирная.

– Интересненько, – Таракан зажмурился.

Облака наконец разошлись, и выглянуло мягкое вечернее солнышко. Его лучи рассыпались по верхушкам деревьев, живописно освещая рощу, маленькие лесные полянки и тропинку, извилисто петлявшую между молодых берёзок. Суслик тоже сощурился и, прикрыв глаза рукой, посмотрел прямо на небо.

– Мне иногда кажется, – невпопад сказал гном, – что Солнце – это тоже лицо. Но мы не знаем этого. Нам не видно его из-за яркого света в глаза.

– Не знаю, мне всё равно, – беззаботно ответил Таракан. – В Австралии солнце светит даже зимой, причём порой так сильно, что смотреть наверх больно и неприятно. Мы роем норы и живём в них, по возможности не показываясь на улицу.

– Солнце – это большой небесный фонарь, – с умным видом сообщил Клоп. – А зажёг его на стеклянном куполе небосвода величайший клоп всех времён и народов Индоктий!

Суслик громко прыснул в кулачок, но чтобы не обижать товарища, сделал вид, словно закашлялся.

– А наша планета Земля круглая? – с хитрецой спросил он.

– Что за глупые вопросы ты задаёшь! – возмутился Клоп. – Если бы Земля была круглая, мы все давно свалились бы с неё прямо в тартарары́!

– Тартарары́! – засмеялся Таракан.

– Тартарары́ – это такое место под землей, где живут одни только духи, – пояснил Клоп и снова обратился к Суслику: – Зачем тебе дома столько книг, если ты не знаешь самых простых вещей? Даже маленькой личинке известно: Земля плоская как стол! Она покоится на трёх клопах-великанах, которые, в свою очередь, стоят на спине гигантской космической водомерки.

– Мне кажется, ты ошибся, – сказал Таракан. – Земля стои́т не на клопах, а на китах. Я где-то про такое слышал.

– Нет! – воскликнул Клоп. – Именно на клопах! Так написано в великой клопиной энциклопедии, и поэтому правда!

– Как плоская истёртая монета на трёх китах покоилась планета, – усмехнувшись, пропел Суслик: так веселили его безграмотные заявления Клопа.

– Вообще-то, Солнце – звезда, колоссальный раскалённый шар, а Земля круглая и плавает в космосе, – объяснил гном. – Вернее, крутится вокруг Солнца с огромной скоростью и потому на него не падает. Так считают большие люди, и они правы. А ты рассказываешь нам какие-то древние клопиные мифы, точнее, выдумки, не имеющие отношения к реальной жизни.

– Всё может быть, – легкомысленно ответил Клоп, который находился в хорошем расположении духа и не собирался спорить с другом.

– У тебя интересная футболка, Суслик, – неожиданно сказал Таракан. – На ней постоянно меняется рисунок! Я точно помню, что когда мы выходили из дома, там была нарисована сказочная избушка, а сейчас – солнце!

– Ну да, меняется, – кивнул гном. – Всё зависит от нашего разговора или моего настроения. Когда мы болтали об Избе – появилась Изба. Заговорили о солнце – ты увидел солнце.

– У меня сегодня просто день открытий! Как бы мозги не перегрелись! – воскликнул Таракан. – Даже не знаю, сможет ли моя бедненькая головушка вместить так много удивительной информации.

– Не сможет! – тут же вставил колкое слово Клоп.

– Ладно, я лучше продолжу про Избу, – примиряющим голосом предложил Суслик. – Как эти звери собрались в одном доме, никто толком не знает. Просто так произошло много лет назад, и вот они живут вместе. На первом этаже у них большая кухня, огромная гостиная, несколько спален. Бывает, и мы с Хомяком тоже ночуем в гостевых комнатах, когда засидимся дотемна, а возвращаться через лес уже поздновато.

– Зато я сижу дома один, весь такой одинокий и забытый. Иногда аж выть хочется! – заныл плаксивым голоском Клоп. – Я не вою только потому, что боюсь, как бы волки не сбежались. Но тебя, Мистер Искусственные Усы, это не касается, по тебе я скучать не собираюсь.

– Кто там всё-таки живёт ещё кроме Медведицы? – полюбопытствовал Таракан, не обращая внимания на нахальное заявление Клопа. – Мышь, Лягушка, Заяц?

– Откуда ты знаешь? – удивился Суслик. – Да, и они тоже.

– О, это известный факт! – объяснил Таракан. – У каждого народа есть такие сказки, в которых звери находят гриб, перчатку, дупло или целый дом и живут там припеваючи. Начинается история обычно с мыши, а заканчивается медведем. Он приходит последним и всё портит. В Австралии на лугах пасётся много рогатого скота, поэтому попавшие в беду звери находят себе приют в большой и теплой коровьей лепёшке.

– Фу, – скривился Суслик. – Какая гадость!

Клоп тоже недовольно поморщился, но в этот раз решил промолчать.

– Тем не менее, это правда. Такой вот местный фольклор, – продолжил Таракан. – Лепёшку находит мышь, причём не какая-нибудь обычная, а сумчатая. У нас живет много зверей с сумками на животах – не только кенгуру. Затем в гости приходят сумчатая жаба, сумчатый муравьед, сумчатый волк, и ещё, и ещё, а в конце сумчатый медведь…

– Коала! – радостно закричал Суслик, перебивая Таракана.

– Да-да, коала. Этот мишка тоже зачем-то идёт к ним, садится сверху и вся история сразу заканчивается, – поставил точку в рассказе Таракан и расхохотался.

– Так ты шутил, что ли? – догадался Суслик. – А я уже вправду поверил, будто звери у вас живут в навозных лепёшках. Как жуки-навозники.

– И не только жуки. Можешь мне поверить, – ответил Таракан. – Ещё мухи и личинки разных насекомых.

– Ты прав, дом этот нашла Мышь, – вернулся к своему рассказу Суслик. – Потом к ней прискакала Лягушка. Они стали жить вместе и создали большое хозяйство, потому что обе очень трудолюбивые. Прибежал Заяц и занялся земледелием, у них теперь там огромный огород. Хлопот с ним немало, но зато на столе всегда свежие овощи. Четвёртым притопал Волк, да не просто так, а с дырявым барабаном. Оказалось, что раньше он в цирке жил. Мирный Волк, не злой совсем, ручной. Кумушки ему инструмент починили. Теперь Волк с ним не расстаётся, даже спит в обнимку, а ещё колотит в барабан по любому поводу. Да и без повода тоже. Живут в Избе Ёж, Лисица, Петух, старичок Дикобраз – наш сегодняшний именинник. Причём всё у них по-дружески, никаких обид и разлада. Прямо как близкие любимые родственники. Но самый главный там Кот.

– Кто? – удивился Таракан.

– Не кто, а Кот! – усмехнулся Клоп. – Ты буквы в слове не путай!

– Да, Кот, – согласился с ним Суслик. – Самый настоящий Кот. Толстый и полосатый. Считай, он у них там за главного. И если все остальные действительно работают с утра до вечера, то Кот, напротив, весь день валяется на диване и выходит только покушать. Да ещё прогуляться вокруг дома, если погода хорошая.

– Как же вышло, что обычный домашний котик стал управлять такой большой общиной, в которой собралось немало зверей посильнее его? – поразился Таракан.

– Тоже мне котика нашёл, – язвительно сказал Клоп. – Ты такому «котику» дорогу перейдешь, и останутся от таракашки ножки да рожки. Вернее, усики.

– Я бы тоже не стал называть его котиком, – подтвердил Суслик. – Он – Кот. Причём умный и ужасно хитрый. В Избе появился последним, но сейчас всем заправляет именно он. И, если ты ему не понравишься, житья тебе в лесу не будет. Его дело – руководить, и по утрам он раздает каждому задания на день. Однажды даже меня с Хомяком попытался на работу определить, но с нас взятки гладки. Очень он домовитый товарищ, всему хозяйству учёт ведет, приходы-расходы в специальную книгу записывает. А по вечерам ещё и сказки сказывает. И пока не расскажет, никому спать не даст. Это у него хобби такое, любимое дело. Иногда мы с Хомяком специально приходим в гости, чтобы послушать что-нибудь новенькое. Правда, в последнее время он стал забывчив, и не всегда теперь у него сказки складно получаются. Недавно он рассказывал историю про какого-то портного, но, в конце концов, совершенно запутался, нас запутал, и чем дело кончилось, так никто и не понял.