6. ВАЛЕНКИ, ХАЛВА И СТРАННЫЕ СЛЕДЫ НА ПОЛУ

 

Ранним утром, едва высунув нос из окошка, Суслик понюхал воздух и сразу понял, что день будет замечательный. Он давно ждал его – такой настоящий весенний денёк, спокойный и безоблачный, когда хочется только запаха ранних цветов и побольше тепла. О ночном походе за сокровищами, который едва не закончился бедой, уже не вспоминалось. Ласково светило солнышко, дул лёгкий ветерок. Высоко в небе быстрыми стайками носились стрижи – удивительные птицы, которые умеют спать на лету и всегда безошибочно предсказывают хорошую погоду. Суслик навалился животом на подоконник и подпёр руками голову. Вот где-то неподалёку застучал по дереву неутомимый дятел. В болоте за опушкой весело заквакали лягушки. Застрекотали в траве кузнечики, запищала мошкара. Суслик улыбнулся: он слышал звуки наступившей весны.

– Конец зиме! – крикнул мальчуган в открытое окно и осторожно сдул с подоконника яркую бабочку с хохолком на голове.

Взмахнув разноцветными крыльями, бабочка-красавица вылетела во двор. Пару минут она беззаботно порхала с цветка на цветок, пока наконец не опустилась на старые валенки, что сушились на солнышке возле крыльца. Это были не просто никчёмные дырявые валенки. Суслик знал, что вечером Хомяк обязательно принесёт их домой, будет долго осматривать и, потирая войлочные бока ладонями, что-то бормотать себе под нос. Однажды, Суслик помнил это совершенно точно, Хомяк даже лизнул один! Но после всех этих странных манипуляций он без ошибки определит, будет весна скорой и тёплой или радоваться рано, и ещё не раз злая колючая метелица заметёт их уютное жилище.

Суслик щурился на солнце, поглядывая на красивую весеннюю бабочку, на старые валенки Хомяка, на их домик, увитый молодыми побегами вечнозеленого плюща.

К слову говоря, со стороны жилище гномов выглядело небольшим и невзрачным. Возможно, грибник или охотник даже не заметили бы его, перепутав с обыкновенным холмиком, размером чуть больше кочки. Но если бы кто-то заглянул внутрь этой «кочки», он бы сильно удивился. А всё потому, что подземная часть дома состояла из семи просторных комнат, огромной кладовой, множества каморок и чуланчиков, так необходимых в хозяйстве.

Суслик зевнул: он встал рано и не выспался. После неудачного похода за сокровищами Хомяк устроил любителям ночных приключений хорошую взбучку.

– Знатно старик нас пропесочил, – забираясь в кровать и потирая покрасневшее ухо, сказал Суслику Клоп. – Посмотри, у меня аж песок из ушей посыпался.

– Будь у меня хвост, я бы даже сказал «отчихвостил» нас, – кивнул тот в ответ.

Видеть доброго дедушку таким разбушевавшимся было непривычно. Но он сердился по делу: их решение отправиться на поляну со злющими мандрагорами, да ещё ночью, Хомяк назвал опасным и легкомысленным.

– Суслик, на улицу выходи! – Из кустов показалась голова Зайца и весело помахала ему ушами. Уши Зайца покрывали небольшие тёмные пятна, словно он был не обыкновенный лесной русачок, а рогатая бурёнка из деревни за рекой. Следом за ушами из листвы высунулись лапы, державшие полусдутый футбольный мяч. – В футбол поиграем. Или болотных огоньков погоняем.

– Иди домой, лентяй длинноухий! – высунувшись из-за плеча Суслика, сердито крикнул Клоп. – Одни побегушки на уме! Мы вообще-то всю ночь с мандрагорами сражались! Меня чуть Росомаха не сожрала!

– Пойдём, Суслик! – не обращая внимания на Клопа, настаивал Заяц. – Я одного, самого нахального из огоньков, запомнил. У него искра синяя внутри, а зовут его Ёкк. Он мне хвост ледяным горохом подморозил и «пузайцем» обозвал! А разве у меня есть пузо?!

– Он пошутил, – успокоил друга гном. – Забегай попозже!

Суслик на самом деле не мог всё бросить и пойти гулять. Ещё вчера они с Хомяком договорились сделать торт из халвы. Нет, я бы не сказал, что оба гнома были такими уж любителями именно халвы. Конечно, у этого лакомства есть одно важное преимущество. Знаете, какое? Халва очень сладкая! Вот, взять хотя бы жареную картошку с луком. У картошки – вкус картошки, а у лука – лука. Ничего интересного. Другое дело – халва. Сладкие-сладкие семечки, перетёртые в муку, с добавление мёда и ароматной ванили. Хомяк рассказывал, что на Востоке халву называли десертом падишахов!

Правда, сам Суслик не стал бы сильно заморачиваться и с удовольствием занялся выпечкой сдобных булочек. Булочки он делал очень вкусные, не жалея масла и особенно изюма, которого в итоге оказывалось не меньше теста. Клоп так и говорил: «изюмительные» булочки, то есть булочки, полные изюма. Но Хомяк утром напомнил: «Сегодня мы будем делать торт! Рецепт тут!» – и показал пальцем себе на голову.

Целый день гномы занимались стряпнёй. Пару раз заскакивал Заяц, но, заметив, что Суслик до сих пор не освободился, снова убегал. На кухне повсюду лежали кастрюльки и сковородки, на полу были рассыпаны семечки, орехи и мука, а в небольшие лужицы мёда время от времени обязательно кто-нибудь наступал.

Итак, Хомяк и Суслик целый день занимались приготовлением волшебно вкусного торта из халвы. Они и подумать не могли, что ароматные запахи с кухни привлекут внимание одного удивительного существа, а создание торта положит начало этой необыкновенной истории.

– Эй, Хомяк, а где же яйца? – заволновался перепачканный муко́й Суслик.

– Терпение, спокойствие, сейчас они появятся! – Хомяк поправил сползший на уши поварской колпак и быстро ритмично проговорил:

– Яйца в семье должны быть под рукой!

Яйца в дом несут сытость и покой!

Ты можешь хлеб не есть, но яйца – обязательно!

Ведь яйца сытны, полезны и питательны!

Суслик расхохотался, а Хомяк вытащил из кармана комбинезона, словно из холодильника, одно за другим, восемь белых куриных яиц. И все как на подбор большие, круглые, без единой трещинки.

Пока гномы работали, Клоп лентяйничал: сидел на шкафу и горланил пиратские песни. Вернее, одну песню. Он знал только «Пятнадцать человек на сундук мертвеца» и пел её десятый раз подряд. Когда его вежливо попросили замолчать, Клоп сперва обиделся, а потом предложил кулинарам самим спеть под гитару, чтобы торт зарядился положительной энергией и любовью, и стал ещё лучше.

– Торт, испечённый под красивую медленную мелодию, очень полезен для пищеварения, – намазывая на хлеб черешневое варенье, объяснил принц.

Когда Суслик в очередной раз наступил в лужицу мёда на полу, он заметил рядом с отпечатками своих ног странные следы. Суслик смотрел на следы, соображая кто бы мог их тут оставить. По всему выходило, что ни он, ни Хомяк, ни Клоп, ни забегавший на пару минут Заяц сделать этого не могли. «Но тогда кто?» – размышлял Суслик. Додумать он не успел: на плите что-то яростно закипело, горячие брызги полетели во все стороны, Хомяку обожгло руку, и мальчик бросился ему на помощь, сразу забыв про свою случайную находку.

Вечером на столе красовался торт из халвы – большой, нарядный, он аппетитно пах семечками, ванилью и мёдом. На самой его верхушке торчала огромная зрелая клубничина. Для начала весны, даже такого тёплого и солнечного, это было чудно́. Но соблазнительная с виду ягода была ненастоящей! Хомяк вырезал её из дерева, а Суслик мастерски раскрасил, не жалея красок – красной, бордовой и зеленой.

– Торт готов! – зажмурившись от удовольствия, торжественно объявил Хомяк.

Клоп громко причмокнул.